Aleksandr Kabin

[a r t i s t]

Про суп с красками и картины маслом

 «Вечерка» в гостях у молодого художника

 Александр Кабин у своей картины СтыдКогда мы поднялись на этаж, дверь квартиры была открыта. В коридоре нас уже встречали хозяева – северодвинский художник Александр Кабин и его любимая женщина, по совместительству муза, Ольга. Солидную рабочую встречу сразу смяла в непринужденную болтовню рыжий бульдог Матильда. Отфыркиваясь от хозяйского «Ну, Мотя, веди себя прилично!», она ткнулась носом в блокнот: мол, что писать будешь?

А буду, Матильда, о твоих хозяевах рассказывать. О тех, которые эту квартиру наполнили запахом масляной краски и растворителей.

- Раньше мы жили в однокомнатной квартире, мастерская была прямо на кухне, - смеется Александр. – Сижу, картины рисую, за спиной суп варится. Махнешь рукой нечаянно, а в суп летит капля краски или растворителя. И ладно, лишь бы Оля не заметила!

- Суп съедался за милую душу! – поддерживает Ольга. – А потом нам родители предложили поменяться, так мы и переехали в эту просторную «трешку». Теперь у Саши своя студия.

- Родители нас всегда поддерживали. Отец для меня – главный критик, второй – Оля.

 

Про дипломы

Знаешь, Матильда, у тебя, как у породистой собаки, есть документ. И у хозяина есть документ. О том, что художественную школу закончил. Правда, сам хозяин этот документ не очень-то и ценит:

- Есть вот какое образование? То, что дипломом подтверждается, и то, которое ты получаешь с опытом. Второе для меня ценнее, поэтому и пошел не в вуз, а к художнику, которого уважаю. В то время я рисовал только карандашом, а пришел в мастерскую к Сергею Коршунову, вдохнул запах краски, как губка, втянул в себя ту атмосферу, что у него царит, и заразился. Всеми этими старинными самоварами, пейзажами. Учился у него, потом свой стиль нашел.

 

Про краски

Матильда, говорят, все собаки – дальтоники, интересно, как ты воспринимаешь картины? Наверное, для тебя это просто какие-то неинтересные штуки, над которыми хозяин сидит вечерами.

- У меня есть основная работа, но живопись я бы не назвал своим хобби, – рассуждает Александр. - Скорее, это дело моей жизни. Сажусь за мольберт не каждый вечер – сначала картину нужно пережить в себе, выносить идею, и лишь потом рисовать. Тогда наносить на холст первый штрих не страшно – рисуешь порой на одном дыхании, не чувствуя ни времени, ни жажды, ни голода.

- В такие дни он уходит в себя и возвращается ко мне только поздно вечером, чтобы без сил упасть в кровать, - рассказывает Ольга, а Матильда подтверждает. – Я понимаю, что беспокоить нельзя, и стараюсь все домашние хлопоты взять на себя. Когда опустошен? Бывает и такое, особенно перед выставками, когда силы на исходе. В такие дни ему достаточно сказать: «Я верю, у тебя все получится!» Работает!

 

- Ну или вкусняшку принести, - смеется Саша. – Оля знает, как поднять мне настроение. Первая картина, которая продалась? Конечно, я помню ее. Это был зимний пейзаж – он очень нравился моему отцу, висел над самодельным камином. Картину я отнес в наш салон «Ална», и ее практически тут же купили, мне выдали 200 рублей. Это был 1996 год примерно. На деньги я купил себе краски – тогда с ними было туго.

- Мне вот интересно, где сейчас Сашины картины «Улица Советская» и «Дождь прошел», - какие-то они родные нам были. Когда узнали, что продались, я расстроилась сильно, - призналась Ольга.

 

девушка на шаре Александра КабинаПро признание

Матильда, вот ты любишь, когда гладят по голове и чешут спину возле твоего куцего хвоста, похожего на рыжую сардельку. А знаешь, что для художника так же приятно? Ты у хозяина спроси!

- Один человек, который покупает мои картины, признался, что вернулся он как-то с работы безумно уставший, сел, выкурил сигару, посмотрел на мои картины, которые стояли у стены, и почувствовал, что усталость и грусть прошла, на душе легко стало. Вот это лучшая похвала для меня, это бальзам на душу.

- Еще про похвалу? – подхватывает Ольга. – Когда мы в ЦУМе открывали выставку, часов за пять до открытия в зал вошли две уборщицы, окинули картины недовольным взглядом и проворчали, мол, что за безвкусица, лучше бы кошечек и собачек рисовали. Мы все хором решили: выставка удалась!

 

Про критику

Матильда, ну что ты опять взялась перекладывать покрывало на диване? Уютное ведь было гнездышко! Нет, все тебе не нравится!

- Я критичен к своему творчеству. Впрочем, над неудачными картинами не горюю, считаю, что каждый эскиз, каждый мазок – это опыт. А те работы, которые не нравятся, я зачищаю. Порой из запасников достаю что-то старое, понимаю, что это была слабая работа, и все смываю.

- А я с этим борюсь, - впервые за всю беседу пошла наперекор мужу Ольга. – Мне кажется, что и неудачные работы нужно хранить, это ведь страницы истории.

- Порой картина живет своей жизнью. Вот, например, «Япония рядом» - в ней девушка должна была быть повернута к зрителям. А она мало того что развернулась, так еще и цветовую гамму решила сменить. За три года работы над ней три разных варианта было. Последний меня устроил. А вот эта работа с обнаженной девушкой. Я ее уже почти окончил, но никак не мог понять, чего не хватает. Пришел один человек и сказал: а ты вот в этот угол кинь туфли, чтобы была не просто картина, а история. И вот оно! Картина сразу уравновесилась, приобрела смысл.

 

Про идеи

Ну вот, Матильда, ты казалась такой серьезной барышней! Зачем, скажи мне, ты вгрызлась в эту кепку с непонятной бочкой, нарисованной над козырьком?

- Это символ фестиваля современного искусства, который прошел в Нарьян-Маре. Наша творческая группа «Субъекты» – мы, Александр Менухов и Алёна Севастьянова - выставляла там свои работы. Удивило то, что в таком маленьком городе есть большой и современный выставочный зал. Нам его очень не хватает! Правда, в последнее время мы замечаем, что отношение к молодым творческим людям у администрации города заинтересованное. Помогли нам организовать выставку «Культ Пласт Массы», сейчас идут переговоры о новом проекте. Хотим попробовать себя в стрит-арте, сделать город ярче.

- Да, мы хотим изменить город, как когда-то изменили себя, - признается Ольга. – Я сейчас понимаю, что между тем, что я любила до появления Саши, и тем, что нравится мне сейчас, огромная пропасть.

Матильда, ты умная девочка, ты понимаешь, что, когда хозяин устал, его нужно выгулять. Где-нибудь в районе озера возле Дворца молодежи или на любимой даче. Ты знаешь, что, когда он работает (а об этом ты узнаешь по запаху краски и по музыке, которая непрерывно звучит в доме), ему лучше не мешать.

Ирина КАЛАЧЁВА
Фото Павла Калачёва
Источник: "Вечерний Северодвинск" от 02.08.2012

||

Copyright Kabin-art © 2014. All Rights Reserved.