Aleksandr Kabin

[a r t i s t]

Кабин, который построил дом

беседовал — Евгений Тенетов
фото — Екатерина Тенетова, Ольга Кабина

 

20190101 152203

Северодвинский художник Александр Кабин в какой-то момент появился как бы из ниоткуда и сразу стал необычайно популярен, его работы и проекты активно обсуждались, выставка «Война!», персоналка в «Эрарте». Кабин работает сразу мощно и «по большому счету», его серии, посвященные Северодвинску, тема железной дороги с головой погружают в «бесконечную русскую тоску».
Северодвинск не ушел, он перешел на иной уровень некоего «города вне города». Даже интересно создавать картины по ощущениям, находясь вне города. Вообще, суть моего творчества основана не на реальности, а на эффектах памяти. Это не мимолетное первое впечатление, а выдержанное отношение.

 

Евгений Тенетов: Александр, за последние пять лет ты принял для себя два серьезных решения — стать профессиональным художником и переехать из Северодвинска в Ярославскую губернию. Расскажи, как ты пришел к этим двум решениям? Ты же северодвинский инженер!
Александр Кабин: Кстати, мое техническое образование, понимание определенных технических процессов и позволили построить дом в Ярославле…
Тенетов: А как ты пришел к живописи? Для России это нечастое явление, когда семья живет только доходами от живописи.
Кабин: Решение принималось исходя из оценки своих сил. Да, была одна личность — Александр Кабин, инженер в проектной организации, — дальше в этой личности стала формироваться личность художника, которая постепенно вытеснила инженера. Процесс перехода был плавный. Организация, в которой я работал, пошла мне навстречу и создала условия, чтобы я мог работать на полставки и посвящать время себе 2–3 дня в неделю. В это же время появилась возможность въехать в освободившуюся в Северодвинске мастерскую. Это тоже поспособствовало тому, что второе начало стало вытеснять первое.


Тенетов: Из хобби живопись стала перерастать в постоянное состояние?
Кабин: Да. А дальше стало мало этих 2–3 дней. Уже пошел конфликт интересов, когда на работе я стал думать о живописи. К счастью, в этом противостоянии победу одержала вторая сторона.
20190102 103930Тенетов: А почему ты решил уехать из Северодвинска? Во многом твоя живопись была связана с этим городом: мрачные пейзажи, монохромная холодная гамма советского города
Кабин: Я человек, который порой принимает авантюрные решения. Но они все-таки на чем-то построены. Это решение было обосновано тем, что был необходим новый вызов. Я понимал, что становлюсь художником маленького северного города. Я думаю, что всегда надо искать что-то новое, а не привязывать себя к одному месту. Благо художника в том, что у него есть определенная степень свободы в творчестве. Хотя я до сих пор продолжаю писать Северодвинск.
Тенетов: То есть Северодвинск никуда не ушел, но к нему прибавился пласт всего остального?
Кабин: Северодвинск не ушел, он перешел на иной уровень некоего «города вне города». Даже интересно создавать картины по ощущениям, находясь вне города. Вообще, суть моего творчества основана не на реальности, а на эффектах памяти. Это не мимолетное первое впечатление, а выдержанное отношение. Что касается Ярославля, это красивый город с сохранённой потрясающей архитектурой, но я его пока не чувствую на том уровне, на котором создаются картины.
Тенетов: Глядя на работы, которые ты писал после приезда в Ярославскую губернию, создается впечатление, что ты не только свои переживания затрагиваешь, но и глобальные цивилизационные!
Кабин: Это несколько другая история, эта серия более глубокая. Это мой поиск. Картина, созданная для продажи, сильно отличается от картины, созданной для себя.
Тенетов: У тебя нет такого «Кабин музейный» и «Кабин на продажу»?
Кабин: Есть, но зачастую эта градация нивелируется. Моя супруга Ольга, мой главный критик, она смотрит со стороны на мое творчество, дает определенный вектор. Я очень к ней прислушиваюсь.
Тенетов: У тебя была яркая и заявившая о себе серия работ «Война!». С этого периода ты стал работать сериями. Одним высказыванием мысль не ограничивается, ты ее пытаешься закончить полностью. Это продолжается в творчестве?
Кабин: Безусловно. Кто-то может высказаться одной работой, я — серией. Это индивидуально. Темы и мысли, которые я пытаюсь закладывать в картины, требуют от меня более развернутого ответа.
Тенетов: Какие темы сейчас тебя беспокоят? Над чем ты сейчас работаешь?
Кабин: Русский художник постоянно находится в рефлексии. Тот срез времени, в котором находится художник, оказывает на него большое влияние. Это повлияло и на меня. Я пытаюсь быть таким художником, который внутренне отражает именно то состояние человека, находящегося под определенным прессом информационного потока.
Тенетов: То есть ты из тех художников, что реагируют на сегодняшние дни. Ты стараешься быть актуальным художником не по форме, по реакции? Или ты рассуждаешь на вечные темы?
Кабин: Все темы вечны. Худож- ник — часть исторического пласта, часть общего процесса. По работам художника всегда можно составить впечатление о периоде, когда они создавались. Одна из мис¬сий художника — быть летописцем своего времени. Я пытаюсь охватывать тот срез времени, в котором нахожусь. Это мое личностное восприятие, к которому я пришел.
Тенетов: Как влияют медиа на современного художника? Это плохо или хорошо?
Кабин: Это естественные процессы на самом деле. Я считаю, что мы сами не понимаем, что находимся под влиянием всего этого. Цифровая эпоха, время интернета — всё это проходит через нас. Волей-неволей мы пронизаны этими достижениями науки. Это глупо отрицать, тем более, когда большая часть населения живет в городской среде. Это я живу в деревне, и то спутниковая тарелка есть (смеются).
Тенетов: Это да, не случайно говорят, что талантливый художник — Богом меченый, потому что функция наблюдения за жизнью людей и за людьми — божественная функция. За людьми может полноценно наблюдать только Бог, ну и художник немного (смеются).
Кабин: Тут мало подглядеть, нужно еще и создать продукт этого подглядывания. Это должно быть то, что искусством можно было бы назвать. В искусстве форма уходит на второй план, а на первый выходит идея и та мысль, которую художник несет.


fRO78P8S67Y

Тенетов: Как говорят наши классики современного искусства: «Сейчас уже не важно быть мастером, важно выдать идею. А вот как она будет воплощена — уже вторично».
Кабин: Надо рассматривать это в таком разрезе, что есть мастерство, а есть та идея, которая закладывается. Я сторонник гармонии между этими сторонами. Когда не хватает того и другого, то, я считаю, художник не дотянул.
Тенетов: Кто тебе сейчас интересен? За кем ты наблюдаешь?
Кабин: Сейчас для меня ориентиром является Ансельм Кифер. Создает потрясающие вещи. Даже специально выбирался из деревни, в Питер ездил на выставку в Эрмитаж.
Тенетов: И каково это увидеть живьем?
Кабин: Потрясающие работы! Хотя многие говорят, что он уже не тот. Во многом это связано было с тем, что та выставка была посвящена годовщине революции и русскому поэту Велимиру Хлебникову, но большинство не увидели русской самобытности в его работах, хотя была отсылка к русскому пейзажу, сравнивали даже с Левитаном. Русского пейзажа я не увидел тоже, но увидел его германскую мощь. Если говорить о других художниках, то творчество Адриана Гение очень интересно. У него есть вещи, которые позволяют развиваться искусству, не выходя из формата холста и масла.
Тенетов: Я посмотрел книгу о Кифере у тебя в мастерской. Она вся в пальцах твоих от краски. Это показатель любимого художника (смеются). Видно, что он работает с историческими пластами: Холокост, германский нацизм.
Кабин: Для меня важна составляющая «художник-мыслитель». Недостаточно передать какой-то визуальный образ, нужно заложить в него мысль. А ради чего я создавал? Почему такая палитра? Постоянные вопросы, которые задаешь себе.
Тенетов: Как тебе мысль о том, что в какой-то момент художника могут покинуть вдохновение и талант?
Кабин: Такое может произойти. Талант необходимо подпитывать, иначе он как огонь без дров. Это потенциал, отправная точка, а дальше труд, развитие, искушения, поиск. Художник, помимо того что находится в постоянном поиске, находится в конфликте понимания. Вроде нащупал то, что хорошо, идешь дальше, выставляешь работу, и порой возникает непонимание, было же раньше хорошо, зачем усложнять или упрощать? Художник принадлежит к той категории, которая находится в постоянном развитии. Этот процесс идет от картины к картине.
Тенетов: Совершенство подразумевает процент неудовлетворения.
Кабин: Конечно. На прошлые работы я смотрю и вижу провалы по рисунку, ошибки в композиции. Но я смотрю на эти работы и вижу свой потенциал, понимаю, что в них что-то есть. Они мне дороги, ведь благодаря им я развивался как художник. Чувствуется, конечно, что это уровень начинающего художника, но на то оно и раннее творчество.
Тенетов: Завершающий, самый банальный вопрос: какие ваши творческие планы, Александр?
Кабин: Сейчас стоит задача подготовить выставку хорошую, над которой очень долго работаю, периодически откладываю из-за сторонних факторов.

 

Источник: Городской журнал «PLUS», февраль, 2019

||

Copyright Kabin-art © 2014. All Rights Reserved.

fb   insta